Цена Свободы

Қоғам

К этому интервью я готовилась очень долго, мне предстояло поговорить с человеком, который был осужден за религиозный экстремизм и не так давно был освобождён. Я боялась задеть его, ведь он пережил предательство своих же единомышленников. Мне невольно пришлось разбередить его старые раны, напомнить о том, что он давно хочет забыть. При этом я словно пропустила его историю через себя. Плакала вместе с ним, переживала. Сейчас он со своей семьёй и нет для него большего счастья, чем быть в окружении своих детей. Далее с его слов…

 Я родился 1982 году в городе Актобе. У меня была прекрасная семья, вахтовая работа на Карабатане. Но после тяжелой физической работы у меня появилась грыжа, требовалась операция. Именно тогда я начал задумываться о жизни после смерти, твёрдо пообещав себе, что после операции пойду в мечеть. В скором времени я выполнил своё обещание, начал читать намаз, приобщаясь к традиционной религии, свои вопросы задавал имаму и находил удовлетворения в его ответах. Но как-то в один из дней я заметил молодого человека в мечети, который читал намаз, отделившись. Познакомившись с ним, я узнал, что его зовут Азамат, он приехал из другого города, в Актобе был проездом. Так как он был не местным, я ему помог и в течение 10 дней был рядом с ним. Азамат всё это время призывал меня быть салафитом, приводил свои доводы, аргументы против имама мечети. Так как для меня все было ново, то я прислушивался к нему. Позже он уехал, полностью поменяв моё вероубеждение, интуитивно я начал искать себе единоверцев. Влился в их круг, стал своим, здесь рассуждали о вещах, про которые сейчас я не хочу и думать. У нас была своя группа в Whats App, там мы занимались торговлей, общались, перекидывали фото и видео радикального характера. Это был 2012-2013 год, в тот период началась война в Сирии и это было   активное время для пропаганды «лжеджихада». Сами того не зная, мы попали в поле зрение КНБ. Из этой общей группы 38 человек были арестованы спецслужбами, на 8 человек, в числе которых был и я, завели уголовные дела, остальные были свидетелями против нас. Так в один день моя жизнь перевернулась, и я долго не мог оправиться. Сидя в СИЗО, я действительно понял, что значит СВОБОДА. Даже слово «ВОЛЯ» было таким сладким и ради него хотелось сломать все двери и оковы. Переживал за семью. Родители, жена, дети остались там… на воле. Засыпал и просыпался с мыслями о них. Самое обидное было то, что те, которых я называл «братьями, ахи», предали меня. Их показания свидетельствовали против меня, на суде никто из них не пришёл меня поддержать. Они не помогали моей семье, все словно спрятались, поджав свои хвосты. Где же было их хвалёное братство?

Меня приговорили к пяти годам. Принять это было тяжело, но я смирился. Мне помогали в этом мои мечты и цели. На занятиях теологов я впитывал их знания, находил ответы на свои вопросы, раскаивался в своём преступлении. В исправительном учреждении старался быть лучшим, работал банщиком, имел поощрения. Заработанными деньгами я закрывал долг перед государством, моя цель была получить условно-досрочное освобождение. Когда я отсидел в общей сложности 3 года 9 месяцев, передо мной открылись двери тюрьмы. Я выходил оттуда освобождённым от плохих мыслей, деяний. Впервые за долгие годы в лицо дул вольный ветер.

Обернувшись назад уже на закрытые двери, я пообещал себе, что  больше никогда не встану на этот путь и никогда не вернусь в тюрьму.

Записала Балжан АБДРАХМАНОВА

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *