Жусан. История возвращения моих внуков.

Дін

  У каждой семьи, чьи дети прибыли спецоперации «Жусан» своя уникальная история, не похожая на других. На фото Сауле апа, с июня 2015 года она ищет своего родного сына и невестку. В мае 2019 года в результате спецоперации «Жусан», были эвакуированы трое её внуков, увы, сын с невесткой были убиты в результате авиаудара. Меня зовут Сауле, мне  54 года. В политической игре на Ближнем Востоке, я потеряла своего сына Асхата и невестку Жанар. В 1989 году я родила Асхата, он был единственным мальчиком среди троих дочерей. Мы с  мужем мечтали о счастливой старости в кругу своих детей и внуков, в надежде, что сын и его дети будут усладой нашей жизни. Асхат окончил техникум, потом институт. В 2009 году пришёл с армии. Работал в Актау вахтовым методом, женился, родился внук. Строили большой дом, всё было хорошо. Не знаю как и где я могла упустить своего сына, не заметив как его взгляды на жизнь поменялись.  Он был мягким, добрым, снисходительным, всех жалел,    никогда не кричал, всегда смеялся и шутил. Был защитником своих сестёр и опорой для нас, родителей. До сих пор в ушах его смех, перед глазами его образ, а в сердце надежда, что может быть мой сын жив и когда-нибудь он вернётся.    

 Я не придавала значения его странным выходкам, только после отъезда  в Сирию я поняла суть этих поступков.  Они готовились давно,  хотели продать дом, говорили, что хотят заняться торговлей,  вылететь в Турцию, якобы для закупить товар для перепродажи.  В июне 2015 года сын с невесткой засобирались в Астрахань, на диагностику, Жанар жаловалась на боли в животе, на тот момент она уже была беременна вторым ребёнком. 29 июня утром мы проводили их на междугородний рейс Атырау-Астрахань. Весь последущий день мы им звонили, они не брали трубку, только поздно ночью Асхат сам позвонил и сказал, что они благополучно прибыли в Астрахань, и быстро положил трубку, не знаю почему, может села батарейка, а может кто-то и отобрал телефон.  30 июня они не звонили, мы целый день названивали им, звонили в клинику куда была записана Жанар, оттуда пришёл ответ, что такие люди к ним не поступали. Мы  с мужем искали какие-то разумные объяснения их отсутствию.  На следущий день муж пришёл без настроения, он узнал, что некоторые атыраусцы хотели сбежать в Сирию, но бдительность их  родителей смогла уберечь от роковой ошибки.  Я не находила себе места, пыталась себя успокоить, отгоняла дурные мысли, но моих детей не было.  Потом уже обратившись в КНБ, их начали активно искать. Позже мы узнали, что с Астрахани, они вылетели в Турцию, а там их след уже пропал. В посольстве объяснили, что рекрутов следующих в Сирию, прячут на квартирах, не дают возможности связаться  с родными и их поиски тщетны.  Только 12 июля Асхат написал сообщение «Мама, мы в Сирии. Не ищи нас. Всё хорошо». Казалось весь мир перевернулся и померк. Я писала везде, чтобы вернуть их. В свою очередь они звонили нам, успокаивали нас, говорили, что там нет войны и у них всё хорошо, только голоса их были со странными нотками грусти и отчаяния как будто сами не верили тому,что говорят . Отправляли фотографии внуков, там Жанар родила второго ребёнка-девочку, но и на фотографиях я видела их грустные глаза в которых читалась мольба о помощи.

Позже когда начались  активные боевые действия,  Асхат начал всё реже звонить и писать, а когда удавалось позвонить при разговоре с ним издалека слышались грохот пушек и звуки разрывающихся бомб. Сын постоянно повторял «Мама, прости. Я грешник». Жанар тоже звонила просила прощения, говорила, что не была для меня хорошей невесткой. Долгими бессонными ночами смотрела новости о Сирии, представляла все ужасы войны, хоть я  не видела войну своими глазами, но моё сердце было там с моими детьми. Хотела начать читать намаз, думала, что  моя мольба  защитит семью моего сына.

А в один из дней позвонила Жанар и сообщила,что моего сына больше нет в живых. Самое тяжелое-это хоронить своих детей. Сама мысль о том, что твоего ребёнка больше нет является абсурдом.

После этого и Жанар перестала выходить на связь.  Но потом мне позвонили и сообщили, что Жанар была убита в результате авиаудара  и что у меня осталось трое внуков. Детей раскидали по разным семьям, из-за голода их не могли взять в одну семью, да и старший внук был ранен и не мог ходить. После услышанного, мы собрали свою волю в кулак и решили хоть попытаться вернуть внуков.  Сотрудники КНБ через своих людей помогли собрать детей в одном месте. Особая благодарность руководство страны и кнб за то помогли вывезти моих детей из зон террористических акций. Сейчас всё позади, через суд я добилась опекунства над своими внуками. Практически год старшие двое были в детском доме, а младшая в доме малютки. Старшему внуку 6 лет, он помнит всё и для его возраста у него взрослые разговоры. Про своих родителей говорит «папа умер, мама умерла и я умер(прим.редактора- это про ранение), а потом меня вылечили». Мы заметили,что при виде женщин в хиджабе, он как-то странно на них смотрит, думаю  в этом образе он вспоминает мать. Все трое очень дружны, всегда держатся вместе, никогда друг друга не обижают, всё таки война оставила отпечатки в маленьких сердцах, что в этом мире они есть только друг у друга. Сердце тоскует по сыну, иногда даже не верю, что его больше нет, но судьба распорядилась так. Это Божья Воля и я ничего с этим не могу сделать.

Благодарю за операцию «Жусан», за моих спасённых внуков. За их звонкий смех и их счастливые глаза. Это хоть как-то смягчает боль потери моего Асхата! И я рада за тех, родителей чьи дети вернулись целыми и невредимыми, Вы счастливые люди, Ваше счастье в Ваших вернувшихся детях.                                                

Балжан Абдрахманова

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *