ПАМЯТЬ – ЭТО ТО, ЧТО ДЕЛАЕТ НАС ЛЮДЬМИ

Қоғам

31 мая – день памяти одной из самых трагических страниц истории Казахстана – массовых политических репрессий и ужасающего голода, повлекшего гибель миллионов человек.

Казахстан невольно стал землей, на которой сотни человеческих жизней подверглись жесточайшим сталинским репрессиям и террору. Некоторые репрессированные смогли выстоять все невзгоды и пережить годы мучений. Но сколько невинных людей так и пали в забвение в тех страшных лагерях смерти, не выдержав натиска, издевательств, безысходности и разлуки с родными.

Приказ НКВД СССР №00486 от 15 августа 1937 года положил начало массовым репрессиям против «ЧСИР» – членов семей изменников Родины. Именно с этого момента жизнь многих людей Советского Союза превратилась в настоящий ад. Этот приказ давал право без следствия и доказательства вины заключать под арест и направлять в лагеря в первую очередь женщин, чьи мужья, сыновья или братья были объявлены изменниками родины, и преследовались по политическим мотивам. И большинство осужденных отправляли в лагерь АЛЖИР.

АЛЖИР – акмолинский лагерь жен изменников Родины. Под прицел НКВД попадали жены видных государственных и общественных деятелей Казахстана Сакена Сейфуллина, Беимбета Майлина, Жумата Шанина, Турара Рыскулова, Темирбека Жургенова, Санжара Асфендиярова и многих других. На территории в 30 гектаров, обнесенной двумя рядами колючей проволоки боролись на жизнь юные, молодые, красивые, умные женщины. Сталинская система была крайне бесчеловечной и коварной, эти выводы можно сделать, изучив историю. женщин, которые состояли в родственных отношениях с мужчинами, объявленными изменниками Родины, под разными предлогами выманивали из дома. А предлоги придумывали очень изящно, и такие, что каждая была бы обязана поверить и пойти вслед за НКВД. Вот, например, некоторым говорили, что их вызывают для свидания с мужем, братом, отцом, некоторым говорили, что их любимые возвращаются, и нужно поехать их встретить. Конечно, женщины в таких случаях одевали свои лучшие наряды для встречи с любимыми, а так как в большинстве своем это была элита страны, туфли и шляпки были неотъемлемой частью их гардероба. Иногда будущих узниц вызывали даже под предлогом, якобы на примерку к швее… И в этих легких нарядах и шелковых платьях они впоследствии отправлялись по этапу, в неизвестность.

За ними приезжали машины, черные вороны или «воронки» так они раньше назывались. И женщин направляли в камеры, где они ожидали вынесения приговора от 3 до 6 месяцев. Приговор для них был один – «жены изменников Родины». И уже далее на красных вагонах этих женщин направляли в лагерь “жен изменников Родины”, в котором они находились от 5-ти до 8-ми лет. По окончанию срока они могли оставаться в лагере и работать как вольнонаемные, но за это им уже платили и жили они за территорией лагеря. Действительно, некоторым после освобождения просто некуда было ехать. Узницам лагеря выдавали так называемый «Тридцать девятый паспорт», в котором было отмечено, что им нельзя жить в 39 пунктах, городах Советского Союза. Некоторые понимали, что их никто уже не ждет, и ничего им не оставалось, кроме как продолжить жизнь в Акмолинске.

Каждый день пребывания в лагере был для этих женщин беспросветными серыми буднями: утренняя перекличка, безвкусная еда и непрекращающееся ощущение голода. Паек черного хлеба, черпак баланды, чайная чашка каши – размазни – вот неизменное питание узниц из месяца в месяц, в любое время года. Заключенные были истощены. Разговоры о еде были строго запрещены.
Существует история о том, что недалеко от этого лагеря был поселок Жанажол, он также до сих пор существует. Его жители приходили к ограде, и кидали в женщин лагеря камнями, они плакали и не понимали, почему с ними так обращаются. А сотрудники НКВД в свою очередь над ними смеялись и говорили: «Вас в Москве не любят, Вас даже здесь не любят». И когда одна женщина убегала, она споткнулась об этот камень, и почувствовала, что от него исходит знакомый запах молока. Тогда она решила собрать эти камни и втайне принесла их в барак, где одна из женщин-заключенных, которая была казашкой, сказала, что это казахский национальный продукт – курт. Традиционно он маленький, в форме шарика. Но в то время жители этого поселка делали его большим, в форме камней. Обваливали курт в грязи и кидали в женщин, так чтобы охрана не могла ничего заподозрить. И женщины им были очень за это благодарны, так как они спасали их тогда от голода, рискуя своей жизнью и свободой. Многие из них, которые были реабилитированы с любовью и лаской вспоминали казахский народ.

И так как все женщины были молодые, им приходилось находиться в лагере вместе с маленькими детьми. Условия были ужасными: здания были недостаточно утеплены, были проблемы и перебои с питанием. В бараках, где порой жили маленькие дети, царили холод, сырость, грязь, антисанитария, некоторые просто не выживали, а тем, кому исполнялось три года, за ними приходили сотрудники НКВД. И отправляли детей в детские дома. В основном это был Осакаровский детский дом. И как правило, детей из одной семьи распределяли в разные детские дома, которые находились в разных городах, и даже в разных республиках.

Для Казахстана это совершенно особая дата, потому что ни по своей воле, ни по своему желанию принимал Казахстан миллионы репрессированных. И сами жители Казахстана были пострадавшими, ведь огромное количество людей было репрессировано. Уничтожен свет казахской интеллигенции, науки, письменности и конечно же, принесен невероятный урон всему поколению этнического народа. Даже сегодня его невозможно исчислить цифрами и формальными вещами. Казахстан в целом, это настолько великая земля, она раскрыла объятия для всех, независимо от пола, религии и национальности. Есть два понятия – человек ты или не человек, так вот я счастлива тем, что казахи в эти страшные годы сумели проявить свои лучшие человеческие качества, помогая узникам лагерей. В создании такого лагеря лежал глубокий идеологический смысл. Это была надежда вырастить, по гениальному определению Чингиза Айтматова, «манкуртов» пытались вырастить поколение людей, которые не знали бы своих корней, не помнило бы своих родителей и презирало бы свою национальную историю.

Сталинские репрессии 1920-1950-х годов – это страшное преступление против человечества. Беспрецедентный случай в истории, когда власть уничтожала лучшие умы своей же страны. Каким безумным мужеством обладали те люди, которые пережили это страшные годы своей жизни. Какое ужасное горе испытывали узницы АЛЖИРа, переживали смерть своих родных, и самое страшное – смерть своих детей. Но они остались непокоренными и донесли до нас свет чистоты, святость любви и верности. Такое нельзя забывать, такое нельзя оставлять в забвении. Потому что память – это то, что делает нас людьми. Известные или неизвестные – они все заслуживают того, чтобы о них помнили.

P.S. 31 мая 2007 года по приказу Н.А.Назарбаева на территории бывшего лагеря был создан музейно-мемориальный комплекс. Там царит особая атмосфера. Рядом построили мечеть и церковь. За забором растет яблоневый сад, тот самый… который был основан руками узниц смертельного лагеря. На деревьях вьют гнезда стаи черных воронов. Эти птицы символы войны, смерти, запустения, зла и несчастий — неслучайно нашли тут свой приют. Из-за своей черноты они считаются символами хаоса и тьмы, предшествовавшей свету творения. А их крики разрывают тишину, точно также, как когда-то крики измученных женщин раздавались в этой степи, с мольбами о помощи…

Балжан Абдрахманова,
корреспондент «Алтын көпір»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *