Дело о смерти младенца в холодильнике: двое подсудимых настаивают на очном участии в суде

Денсаулық

Очередное судебное заседание по делу об убийстве новорожденного в областном перинатальном центре, назначенное на 4 июня, так и не состоялось. Подсудимые, находящиеся в СИЗО, отказываются принимать участие в процессе по видеосвязи.

С 3 июня не удается доставить подсудимых из СИЗО. 4 июня планировалось провести заседание по видеосвязи, но двое подсудимых – Куаныш НЫСАНБАЕВ и Руслан КАИРЖАН – отказались выйти на связь. Причина не была официально озвучена, но потом выяснилось, что они настаивали на своем очном участии в судебном заседании.

Судья Гульмира ДАУЛЕТОВА объявила, что до сих пор руководством СИЗО не решен вопрос о доставлении подсудимых в зал суда. Постановление судьи об их доставке направлено в СИЗО, областную прокуратуру и департамент уголовно-исполнительной системы, а также в МВД. Но на сегодня ответов нет. Следующее заседание назначено на 9 июня – прокуроры продолжат зачитывание обвинительного акта.

А пока вернёмся к некоторым уже озвученным обвинением эпизодам. Все они касаются Нысанбаева.

Пункт 2 части 3 статьи 189 УК РК («Присвоение вверенного чужого имущества лицом, уполномоченным на выполнение государственных функций, либо приравненным к нему лицом»). Эпизод: в период с ноября 2017 года по июнь 2019 года одному из медработников, которая не полностью выполнила свои обязанности по трудовому договору, были перечислены деньги в размере 1 139 002 тенге. Другой эпизод. Перинатальный центр заключил договор с АО «Университет КАЗГЮУ» на обучение К. Нысанбаева по специальности «Магистр по административным вопросам», стоимость – 1,8 млн тенге. Между тем эти деньги были переведены из средств спонсорской помощи, поступившей на приобретение медицинского оборудования; к тому же специальность, которую получил Нысанбаев, не медицинская.

Ещё один эпизод. В прошлом году сотрудникам ОПЦ было выплачено 7 млн 161 тыс. тенге в качестве вознаграждения, поощрительных бонусов и бонусов за платные услуги, а затем один из приближённых сотрудников собрал эти деньги и отдал Нысанбаеву – якобы для того, чтобы тот передал их потерпевшей стороне по делу о смерти беременной женщины.

Часть 2 статьи 367 («Дача взятки в значительном размере»). 26 мая прошлого года во время родов в перинатальном центре умерла пациентка. Для определения причин и степени вины медиков была назначена судебно-медицинская экспертиза. Согласно обвинительному акту, Нысанбаев предложил взятку в размере 300 тысяч тенге руководству РГКП «Институт судебно-медицинской экспертизы по Атырауской области», чтобы результаты экспертизы были в его пользу, но там отказались.

Пункт 2 части 3 статьи 190 («Мошенничество, совершённое лицом, уполномоченным на выполнение государственных функций, либо приравненным к нему лицом»). В 2018 году по просьбе Нысанбаева ТОО «BBN Мунай» выделило 1 млн 490 тысяч тенге на повышение квалификации врача-неонатолога в Португалии. Но за границу на эти деньги поехал он сам.

Часть 4 статьи 370 («Бездействие по службе, повлекшее тяжкие последствия»). По итогам 9 месяцев прошлого года в перинатальном центре отмечалась высокая смертность – умерли 196 новорожденных. Из выводов специалистов следует, что если бы Нысанбаев квалифицированно выполнял свои должностные обязанности, то смертей было бы намного меньше.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *